Параноидный тип личности

Как определить по речи Параноидальный тип личности?

Довольно легко! Вот некоторые фразы, которые мы обсудили выше:

  • «Кругом враги», «вселенский заговор», «пора прятаться».
  • «Меня испачкали» (идеи воздействия, загрязнения, заражения, сглаза, влияния.
  • «Вы меня не поймаете (не просчитаете)».

Самая любимая «игрушка» Параноидального: «Вы меня не понимаете!»

А еще вы их узнаете по таинственности, мечтательности, жизни в мире таинственных идей. Параноидальные живут в своем, вымышленном мире «ночного и дневного дозора», Толкиена, «мы вампиры», «эльфы, орки», готы. И их очень много среди геймеров.

Сюда же относится оккультизм, обожание нумерологии, астрологии и каббалы. «Страшный» оккультизм типа хождения кругами вокруг стола с жертвой — это удел других, Эпилептоидных типов личности. У параноидальных оккультизм – это таинственная божественность, типа Каббалы.

Есть великая божественная книга Тора, на основе которой появилась Библия. Каббалисты обнаружили, что если в Торе взять из текста первую букву первого слова из каждой главы, и выписать их как одно слово, то получается абсолютно связанный текст, имеющий смысл. Более того, есть еще четыре варианта прочтения Торы разными другими математическими построениями. Вот изучением всего этого, этих книг и этих особенностей, цифровых зависимостей занимается Каббала. Каббала же началась как проверка, что Тора является действительно божественной книгой, и если она от бога, то должна содержать еще пласты. Вот вам и описание Параноидального мировоззрения!

Гармоничные черты Параноидального типа личности

Мега-мозгом Параноидальные люди пользоваться умеют! Они любознательны, умны, начитанны, аналитичны. Способны предвидеть последствия, видеть связи, выстраивать логические цепочки, находить неочевидные пути решения задачи, и вообще делать расчеты. В общем, полная профпригодность на должности следователей и аналитиков.

Параноидальные и внутренне свободны от условностей, и внешне — от условий социума («внутренние диссиденты» – живут в системе, но не с ней).

Андрей Мягков и Александр Гордон

В общении это проявляется в соблюдении своей и чужой территории. Они умеют общаться с другими в рамках выставленных границ, и с уважением относятся к неприкосновенности как своей личной сферы, так и других людей. Кстати, поэтому они и к другим не очень требовательные, и не настаивают на соблюдении соглашений, типа:

«а это уже ваша территория, сами там разбирайтесь, главное – в моей не гадьте!».

Другие сильные стороны Параноидальных:

  1. Способность видеть другие, неочевидные пути – нестандартность мышления, творчества, деятельности.
  2. Расчетливость (расчет последствий реализации своих идей-желаний, действий и т.д.).
  3. Сдержанность (в выражении своих переживаний, мыслей).
  4. Многообразие знакомств и полезных связей.
  5. Умение отказывать себе в излишествах.
  6. Тонко чувствуют стиль.

Доверие

Свои тайны эпилептоид доверяет другим людям далеко не сразу, проверяет надежность друга. Он не пригласит к себе домой сразу нового знакомого, а повстречается с ним несколько раз вне дома. Потому что для него «мой дом — моя крепость». Он не расскажет о себе ничего такого, что могло бы его скомпрометировать. Если кто-то предлагает каким-либо образом обойти даже несправедливый закон, эпилептоид много раз проверит человека на мелочах, не стукач ли. Даже с женой эпилептоид не сразу знакомит своих новых товарищей — а вдруг уведут!

Если эпилептоид все же доверил, то это означает доверие. И тогда он может «расслабиться», чем и пользуются иногда ис-тероидные и паранойяльные манипуляторы. В отличие от эпилептоида паранойяльный практически все время начеку, он не расслабляется.

А если друг злоупотребил тайной, эпилептоид отомстит.

Парафренный синдром

Парафрении — это четвертая стадия параноидной шизофрении. Она начинает формироваться еще на этапе синдрома Кандинского-Клерамбо, когда больные ощущают сильную тревогу. Однако впоследствии симптоматика становится более явной, если говорить о восприятии больного окружающими.

Сначала у человека псевдогаллюцинации и галлюцинации агрессивные, он их боится и постоянно находится в состоянии тревоги. Но позже они становятся доброжелательным, а больной ощущает приподнятость настроения. Он начинает говорить, что у него есть сверхспособности и он может оказывать влияние на людей и мир, например, читать мысли окружающих.

Начинаются необычные процессы в памяти

В частности, человек внезапно вспоминает важное событие, которого, на самом деле, либо не было вовсе, либо немного не в том виде, в каком они представляются ему теперь

Дальнейшее развитие патологии сопровождается формированием фантастического и абсурдного бреда. Больной может ощущать себя мессией, считать, что мир разделился на два враждебных лагеря — его сторонников и противников. Также наблюдаются следующие признаки:

  • Ложные узнавания. Совершенно незнакомые люди кажутся важными, словно бы они принимают серьезное участие в жизни больного.
  • Ощущение эйфории, приподнятость настроения, желание двигаться и совершать великие дела «во спасение мира».
  • Конфабуляция — процесс заполнения памяти ложными воспоминаниями, которые пациент не может отличить от истинных.

При проведении функциональных исследований обнаруживается, что в головном мозге начинается грубое нарушение обменных процессов, а также чрезмерная активность нейронов в подкорке.

Парафрения может быть стадией параноидной шизофрении или симптомом иного расстройства, например, биполярного или шизоаффективного. Во всех случаях она принимает две формы — острую, когда симптоматика развивается стремительно и хорошо купируется, и хроническую, которая может протекать непрерывно на протяжении десятилетий.

Особенности поведения

Паранойяльная тенденция в характере – это целеустремленность, настойчивость, уверенность в себе, высокая работоспособность, упорство в преодолении препятствий, лидерство, т.е. объективная потребность в помощниках, обусловленная масштабностью замыслов… Значит ли это, что паранойяльный радикал безусловно полезен обществу? А как же быть с диалектикой, согласно которой не бывает пользы без вреда? Или параноик – исключение?

Вы, вероятно, заметили, что такая важная составляющая психики, как интеллект, все время остается за рамками наших рассуждений о характере. Это потому, что интеллект (под которым понимается результат взаимодействия познавательных психических процессов: памяти, внимания, мышления и др.) не определяет стиль поведения в том смысле, о котором ведем речь мы. Он не добавляет новых красок, особенностей (кроме ситуации с шизоидным радикалом, но об этом позже). Интеллект определяет уровень сложности усваиваемых поведенческих стереотипов и, как следствие, уровень результатов поведения. Интеллект, таким образом, является не формообразующим фактором, а ресурсом поведения. Так же, как, например, материальный достаток.

Чем будут отличаться поступки, взгляды, ценности и т.д. богатого и умного истероида от поступков и взглядов истероида бедного и глуповатого? Разумеется, не стилем. Стиль будет одинаковым: позерство, претенциозность, стремление вызвать своим поведением социальный резонанс. Просто богатство и интеллект – сразу или постепенно – приведут человека в соответствующую элитную общественную группу, где ему придется хвастать перед другими не грошовой бижутерией, а редкими бриллиантами, не яркой расцветки «юбочкой из плюша» из магазина готового платья, а эксклюзивными нарядами от всемирно известных домов моды; имитировать не дворового героя – короля вульгарных застолий и мелких потасовок, а члена парламента или полководца.

Теперь представьте себе параноика, обделенного интеллектом. Каких целей он станет добиваться, не считаясь с энергетическими и людскими затратами? Представили? Вот именно. Это не человек, а братоубийственный снаряд, каток – бессмысленный и беспощадный. Не польза обществу, а непоправимый вред станет результатом его деятельности.

Идем дальше. Знаменитое паранойяльное упорство, уверенность в собственной правоте – разве зачастую все это не оборачивается упрямством, нежеланием и неспособностью услышать своего оппонента, воспринять иную, возможно, более разумную точку зрения? Сколько полезных, перспективных замыслов было пущено под откос параноиками! Только потому, что это были не их замыслы. Ни в грош не ставя чужие, собственным идеям параноики (далеко не всегда объективно) придают повышенное значение.

Остановимся на целеустремленности. Условием ее возникновения, как было сказано, является превращение в сознании человека объективно многогранной идеи в однобокую, говоря по-русски. Однобокость и упрощенность восприятия мира является оборотной стороной этого качества. Нельзя захватить сознание масс идеей (занятие, любимое параноиками!), не упростив ее до понятного всем и каждому лозунга. А упрощение идей нередко извращает их истинный смысл. С водой и ребенка недолго выплеснуть.

Лидерство, производное от масштабности замыслов, – ценное качество, кто спорит. Но лидер-параноик посвящает свой труд, свою жизнь не сегодняшним, а будущим поколениям. Он надевает тяжелое ярмо на себя и на своих соратников-современников, тем самым лишая людей обыкновенных человеческих радостей и желаний. «Крепитесь, друзья, – говорит параноик, – скорее всего, мы погибнем, надорвавшись от непосильного труда, но наши потомки (при этих словах нездоровый блеск его глаз усиливается) будут жить счастливо!» Позиция, достойная аплодисментов, если отвлечься от мысли, что и на потомков найдутся свои параноики. Проблемы индивидуальности параноику неведомы, он их брезгливо отбрасывает, воспринимает как недостойное нытье. Он считает людей десятками, сотнями тысяч, миллионами и миллиардами… Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Параноик жаждет и добивается коренных преобразований во всем, за что ни возьмется. Он глубоко копает. Во многих случаях это хорошо. Без этого мир застыл бы на месте и погиб. Но именно желание коренных преобразований быстрее всего приводит к гибели цивилизации. Добавим к сказанному негибкость параноиков, их склонность во всех ситуациях следовать одним и тем же путем – и диалектическое описание качеств поведения, присущих этой тенденции, готово.

Параноидное собственное «Я»

Параноидный клиент презирает собственную униженную личность. У него отмечается высокая степень страха, что ведет к тому, что он постоянно «отслеживает окружающих», наблюдает за их реакциями, «держит руку на пульсе». Параноиды считают, что они являются целью всех вокруг, что люди думают и говорят только о них.

Также важно отметить, что у параноидов отмечается высокое чувство вины. Статистически была выявлена связь между мыслями о гомосексуальности и параноидными личностями, это подтверждалась некоторыми исследованиями

Статистически была выявлена связь между мыслями о гомосексуальности и параноидными личностями, это подтверждалась некоторыми исследованиями.

Параноиды могут бороться против существующих авторитетов. Отмщение и триумф дают временное и неглубокое ощущение безопасности и моральной ясности.

Сравнительная характеристика

В первую очередь, проводят параллель ШЛР с шизофренией. Симптомы заболеваний действительно схожи, поэтому «невооруженным» взглядом сложно отличить одно от другого. Однако явные отличия все-таки присутствуют.

Хоть шизотипическое расстройство имеет много сходных с шизофреническим черт, но течение его более благоприятно.

Симптомы у больных шизофренией имеют более интенсивную выраженность. Галлюцинации, бред – стойкие, навязчивые, заставляют человека оторваться от реальности. Формируется стойкий дефект личности. Интеллектуальная сфера страдает в большей степени, проявляясь нелогичностью, нелепостью мышления. Болезнь откладывает негативный отпечаток на сознание человека.

Очень схожи между собой шизоидное и шизотипическое расстройство личности. Заболевания можно назвать родственными. Отличительным критерием становится все та же интенсивность выраженности, только теперь «одеяло на себя» тянет ШЛР. Недуг включает в себя иллюзорные, легкие галлюцинаторные проявления, прочие психотические признаки. При шизоидном расстройстве изменения затрагивают в большей степени эмоциональную сферу.

Красной нитью через оба расстройства проходят эмоциональные сдвиги: отчужденность и эмоциональная холодность. Чувственные нарушения резко выделяются на фоне обоих состояний, чем и затрудняют диагностику.

Но если шизоидное расстройство проявляется еще в детстве, то шизотипическая личность открывается в старшем возрасте.

Молодой человек, 21 год, рассказывает свою историю болезни: «Еще совсем недавно у меня все было в порядке. Очень уважал физику, участвовал в олимпиадах. Заинтересовался микробиологией и поступил в медицинский институт. Параллельно занимался игрой на гитаре, изучал иностранные языки (владею тремя). Вдруг резко все оборвалось. Не хотелось ничего делать. Забросил учебу, затем увлечения. Вскоре выпал из жизни».

Поскольку шизотипическое расстройство сопровождается навязчивыми действиями, его дифференцируют с обсессивно-компульсивным расстройством. Галлюцинаторные проявления позволяют сравнивать заболевание с параноидными состояниями.

Схожесть с аутистическими заболеваниями расстройству придает отстраненность от социальных контактов, стереотипность поведения.

Благодаря широкому спектру симптомов, ШРЛ сопоставляют со многими заболеваниями. Специалисты не рекомендуют использовать диагноз повсеместно, поскольку его распознавание затруднительно.

Для постановки диагноза Международная классификация болезней утвердила критерии, из которых у человека должны присутствовать минимум 4 на протяжении последних двух лет:

  • эмоциональная отрешенность;
  • вычурное поведение;
  • избегание социальных контактов;
  • магическое мышление;
  • параноидальные наклонности;
  • навязчивые мысли без попытки сопротивления на сексуальную, агрессивную тематику, дисморфофобические размышления;
  • дереализация, деперсонализация;
  • психотические эпизоды: иллюзии, галлюцинации, бред без внешнего вмешательства;
  • обстоятельное, стереотипное мышление, замысловатая речь.

Лечение

Лечение параноидной шизофрении — сложный процесс, который не останавливается даже во время ремиссий. После купирования всех симптомов диагноз остается. Не факт, что они когда-нибудь появятся, но человек навсегда остается в зоне риска.

В зависимости от стадии патологии могут быть назначены следующие виды терапии:

  • Медикаментозная — применение психотропных веществ, нейролептиков и антидепрессантов. В тяжелых случаях назначается инсулинокоматозное лечение.
  • Психотерапевтическая — регулярные сеансы у психотерапевта, причем не только больного, но и его родственников, которым придется учиться правильно взаимодействовать с шизофреником.
  • Электросудорожная. Применяется в исключительных случаях, когда пациент невосприимчив к лекарствам или имеет к ним противопоказания. Терапия основана на воздействии на человека током до появления конвульсий. Считается, что судороги позволяют запустить определенные нейрохимические процессы в мозге и включить кратковременную память.

В период ремиссий проводится поддерживающая терапия, которая включает в себя прием лекарств, отказ от алкоголя и периодические беседы с психологом. Это позволяет предотвратить приступ и повысить качество жизни пациента. Иногда удается избавить его от всех симптомов навсегда или на долгие годы.

В целом, при шизофрении важно начать лечение как можно раньше. Тогда прогноз будет относительно благоприятным

Также есть следующая закономерность — чем в более молодом возрасте появились первые признаки патологии, тем разрушительнее ее воздействие на психику и личность.

Этапы становления параноидного расстройства личности

С детства эти личности склонны к односторонним интересам, пристрастиям, упрямству, прямолинейным суждениям. Повышенная активность и переоценка собственных способностей обусловливает стремление к лидерству, самоутверждению, нередко, несмотря на сопротивление окружающих. Они чрезвычайно обидчивы и злопамятны, крайне чувствительны к несогласию с их мнением. При этом они никому не прощают даже самых малозначимых обид. К другим людям параноидные психопаты обычно относятся с пренебрежением, свысока. Типичные признаки сверхценных идей и паранойяльных реакций формируются у таких субъектов к 20-25 годам.

По мере взросления особенности их характера усиливаются. Больные становятся косными, консервативными, ригидными.

Внешний вид и поведение

Люди с шизоидным расстройством имеют характерный внешний вид. Они худощавые, астеничного телосложения, с длинными ногами, высокой талией. Их характеризует угловатость, отсутствие связных переходов, неповоротливость и неуклюжесть. Движения лишены плавности и гармоничности. У одних они вычурны и своеобразны, у других – скупы и стереотипны. Хотя встречаются и такие, которые поражают своей идеальной осанкой. При этом они настолько собраны, подтянуты, что создают эффект деревянного человечка – ходят как на шарнирах.

Походка у аутистических лиц отличается: кто-то ходит, подпрыгивая, кто-то – роботообразно, другой с трудом переставляет ноги. Перемещаются по странной траектории, спотыкаются или оступаются. Сидя, принимают вычурные позы.

В толпе людей шизоаутисты задевают или ненамеренно толкают окружающих, испытывая сложности в моментальной оценке пространства. Они совсем не озабочены тем, во что одеты. Могут носить старую потрепанную куртку десятки лет, одевают что придется. Во внешнем виде прослеживается неаккуратность, нечистоплотность, засаленные, неухоженные волосы, небритость или борода, грязная одежда. Это не вызов и не леность, а просто безразличие к формальностям и требованиям.

Конечно, не все шизоиды столь неаккуратны. Но все они отдают предпочтение элементам одежды, отгораживающих их от людей: капюшоны, плащи, объемные свитера. Любят рюкзаки, мешки, торбы. Носят одежду в черных или серых тонах.

Больные способны удивить окружающих и вычурным нарядом. Яркие элементы одежды, причудливо сидящие, не совпадающие по стилю, создают образ такого человека. В массе людей он заметно контрастирует, привлекая взгляд.

Речь больных отличается странностями логического содержания, интонации, грамматического склада. В отдельных словах они неправильно расставляют ударения. Одни говорят вычурно, сложно, витиевато, другие – однотипно и немногословно. Порой прослеживается несоответствие между смыслом сказанного, его интонацией и жестами.

Выразительная внешность и эксцентричное поведение шизоидных людей – вовсе не повод привлечь к себе внимание. Его они просто игнорируют

Скорее,  это результат их своеобразной природы и взаимодействия с миром.

Внешний вид

Поскольку специфического паранойяльного типа телосложения не существует, начнем сразу с эстетики, то есть, в нашем случае, с оформления внешности.

Параноики всем стилям предпочитают классический(они, собственно говоря, его и создают). И не только в одежде. У классического стиля есть как минимум три качества, созвучных паранойяльной тенденции. Первое: он выдержал испытание временем. Второе: его признает подавляющее большинство людей, он понятен и близок массам. И третье, главное: классический стиль в мировой культуре отражает определенную социальную позицию – безусловный приоритет общественных целей и ценностей над индивидуальными. И это становится основой паранойяльной этики.

«Единица – вздор! Единица – ноль! Голос единицы тоньше писка», – заявляет классический стиль устами Маяковского. О том же говорит и параноик, выбирая прическу, одежду, обувь строгого, без излишеств, классического стиля. В этом стиле, в отличие от спортивного, отсутствует агрессия (точнее, агрессивность индивида). Отсутствует также яркость и, стало быть, претензия на исключительность. Классический стиль заряжен социальным, а не индивидуалистическим содержанием. Он отражает уверенную, консолидированную силу общества, готовность служить его интересам.

Если в характере индивида паранойяльный радикал сочетается с истероидным, то на его одежде (и в его руках) появляются разного рода знаки принадлежности к идеологическим или профессиональным группировкам: надписи на майках, значки с изображением руководителя партии или ее девизом, флаги, цеховые эмблемы…

Шизоидное детство

Симптомы шизоидного расстройства начинают проявляться еще в детстве

Привлекает внимание ребенок, предпочитающий одиночество компании балагурных сверстников. Он отстраняется от детей

Тянется к взрослым, сидит молча в их обществе. Лишен детской непосредственности, проявляет скромность в эмоциях.

В подростковом периоде шизоидные черты обостряются. Дети замыкаются, не могут найти общего языка со сверстниками. В школе подвергаются гонениям и насмешкам.

Некоторых шизоидов одиночество вовсе не смущает. Они поглощены своими интересами, а к увлечениям других подростков относятся с некоторым пренебрежением. Для ряда детей их отстраненность становится настоящей проблемой. Они сокрушаются, что лишены друзей, что не получается выстроить отношения со сверстниками.

Вот пример истории болезни, позволяющий проследить за развитием расстройства в нескольких возрастных периодах.

Мужчина 35 лет. В детстве был замкнутым ребенком. Не имел друзей. Мать мальчика была сверхтребовательной, эксцентричной, гиперопекающей женщиной.

Среди школьных предметов достиг высоких успехов в изучении точных наук: математики и физики. Но литература давалась с трудом. Он не мог выучить стих, так как не понимал смысла прочитанного. Одноклассники всячески подшучивали над парнем, особенно над его пальто, которое было старо и узко.

Окончил педагогический институт, работал преподавателем физики. Женился в 30 лет. Сексуальные отношения расценивал исключительно как метод зачатия ребенка. В квартире жил в отдельной комнате, заваленной различной аппаратурой. Когда жена попала в больницу, ни разу не навестил ее. Аргументировал это тем, что все-равно ничем бы ей не помог. По словам жены, пренебрегал мужской работой по дому. После просьбы сделать ремонт, ушел жить к маме.

Объективно определяется витиеватость и вычурность мышления, уклонение от взаимодействия с людьми. Любой факт истолковывает по-своему, не опираясь на стандарты. В современной действительности интересуется исключительно курсом валют.

Психологические особенности параноидного типа личности

Ведущими характеристиками параноидного типа личности являются подозрительность, настороженность, отсутствие или притупленное чувство юмора.

Параноидная личность обращается со своими качествами, как с негативными, проецируя их во вне. А затем они воспринимаются, как внешняя угроза. Можно говорить о том, что все то, о чем тревожится и переживает эта личность, есть в ней самой. Например, такой человек может не осознавать, что в каких-то своих проявлениях достаточно агрессивен и, проецируя это качество на других людей, отмечает эти черты в них.

Также часто у параноидов можно наблюдать сознание собственного величия.

Параноидная личность должна очень сильно страдать, чтобы обратиться за психологической помощью, они не расположены доверять посторонним людям. И в связи с этим стремятся избегать консультаций с психологами и мало кому доверяют.

Параноидальные личности часто играют политические роли, где их проективные черты могут быть противопоставлены существующим взглядам. Они могут «залезать на броневик», кому-то что-то доказывая

Правда, важно отметить, что такие люди не всегда преувеличивают реальную опасность. Однако, могут быть и ироничными, подозрительными

Первые проявления

Начальные признаки шизофрении у подростка можно заметить еще в детском возрасте. Но они нерегулярны и выражены эпизодично, поэтому родители списывают их на какие-то индивидуальные особенности характера, усталость или капризность. К тому же подозревать у собственного ребенка психическое расстройство вряд ли кому-то в удовольствие.   

Увидеть изменения в поведении ребенка не составит труда, если он вел энергичный образ жизни: хорошо учился, активно общался с друзьями, увлекался спортом или другими занятиями по интересам. Но вдруг происходит какое-то событие, которое кардинально меняет его жизнь. Его перестает интересовать учеба, он не находит общих тем для разговора с друзьями, отказывается заниматься спортом или любимыми прежде делами.

Подросток замыкается в себе, его поведение стает непредсказуемым. Настроение может в секунды поменяться в противоположную сторону.

Причиной для посещения психиатра должны стать следующие, неоднократно проявляющиеся симптомы:

  1. Прогрессирующие нелепые идеи и странные рассуждения.
  2. Изменения логики мышления, трансформация речи.
  3. Тяга к нелепым фантазиям, абсурдному философствованию.
  4. Эмоциональное отчуждение даже от близких людей, отсутствие или несоответствие реакции на происходящие события.
  5. Нетипичное и нелепое употребление слов и выражений в разговоре.
  6. Раздражительность без явного повода, лживость, проявление беспричинной агрессии.
  7. Бездеятельность, апатия, отсутствие какой-либо инициативы и интереса к жизни.
  8. Склонность к отчуждению, категорический отказ выходить на улицу, пренебрежение личной гигиеной, неряшливость, небрежность в одежде.
  9. Необычные фобии и страхи, нарушения пищевого поведения, странные хобби или накопление ненужных вещей.
  10. Употребление алкоголя, наркотических средств, склонность к бродяжничеству.
  11. Разговоры о суициде.

Довольно характерным проявлением психического расстройства следует отметить показную неприязнь к родителям или кому-то одному из них, кто был особенно близок.

Параноидное собственное «Я»

Параноидный клиент презирает собственную униженную личность. У него отмечается высокая степень страха, что ведет к тому, что он постоянно «отслеживает окружающих», наблюдает за их реакциями, «держит руку на пульсе». Параноиды считают, что они являются целью всех вокруг, что люди думают и говорят только о них.

Также важно отметить, что у параноидов отмечается высокое чувство вины. Статистически была выявлена связь между мыслями о гомосексуальности и параноидными личностями, это подтверждалась некоторыми исследованиями

Статистически была выявлена связь между мыслями о гомосексуальности и параноидными личностями, это подтверждалась некоторыми исследованиями.

Параноиды могут бороться против существующих авторитетов. Отмщение и триумф дают временное и неглубокое ощущение безопасности и моральной ясности.

Искусственное повышение дофамина

Когда человеку не хватает красок, удовольствия и радости в жизни, он стремится сам поднять уровень дофамина для их достижения. Нередко – с помощью наркотиков.

Эти вещества не содержат стимулятор в чистом виде, так как из крови он все равно не может преодолеть энцефалический барьер. Они являются стимуляторами дофаминергической системы, способствуя его концентрации в синапсах нервных клеток. Наркотики повышают содержание дофамина в 10 раз.

Действие различных наркотических средств не одинаково:

  • амфетамины активизируют непосредственно выброс медиатора;
  • кокаин предотвращает обратный его захват, способствуя его накоплению в синапсах;
  • морфий, никотин действуют по принципу физиологических нейромедиаторов.

Употребляя наркотические препараты и активизируя выброс медиатора, развивается сбой системы удовлетворения и следующая картина. Появляется чувство сверхудовольствия, мир становится полон ярких красок. Любая цель кажется достижимой. Мозг себя не контролирует и не хочет переключаться с захватывающих ощущений на реальность.

Подобные сильные ощущения не появляются после первого приема наркотиков. Для их достижения нужен системный прием. С каждым употреблением дофамин накапливается в синаптическом пространстве, все больше усиливая переживания.

Картина напоминает развитие шизофрении, только в случае с ней повышение медиатора провоцируется мыслями, а у наркомана – при помощи психоактивных веществ.

Когда действие наркотиков заканчивается, происходит резкое падение количества медиатора в мозге. Наступает апатия и депрессия. Наркоман вынужден принять новую дозу для повышения настроения.

Когда появляются проблемы в социальной жизни, количество дофамина становится еще меньше. А потребность в «наркоте» выражается больше. Теперь это не способ получить удовольствие, а возможность забыть о проблемах.

Потребность увеличить дозу возникает в том случае, когда мозг привыкает к повышенному количеству медиатора.

Итак, дофаминовая теория основана на утверждении, что наши эмоции зависят от уровня нейромедиатора дофамина. Положительные эмоции связаны с его повышением, а отрицательные – с его понижением. Манипулируя этими процессами, мы способны вызывать у себя чувство удовольствия и другие приятные ощущения.

Но в случае чрезмерной, патологической самостимуляции у нас существует опасность заработать такое тяжелое психическое заболевание как шизофрения. А «помощь» извне в виде наркотиков вызовет психическую зависимость и деградацию личности.

Будьте осторожны в своих желаниях. И всем крепкого психического здоровья!

Автор статьи

Царенко Мария Арменовна

Психиатр, Психотерапевт, Психоэндокринолог, Диетолог.

Врачебный стаж: 9 лет

Записаться на прием

Мимика и жесты

Паранойяльность обнаруживает себя также в жестикуляции и мимике(в меньшей степени, хотя, понятно, что на лице параноика отражается его уверенность в себе, в правильности выбранного пути, его сосредоточенность деятеля).

Параноиков отличают, по крайней мере, два варианта излюбленной жестикуляции: направляющая и ритмообразующая.

Поскольку параноик всегда уверен, что только он один знает, куда нужно идти, где искать счастья, он охотно показывает это направление всем желающим. «Указующие персты», «простертые длани» (в том числе с зажатыми в них головными уборами) – жесты, типичные для параноиков.

«Указующие персты», «простертые длани» (в том числе с зажатыми в них головными уборами) – жесты, типичные для параноиков. Они уверенно тычут пальцем не только в некую «светлую даль», но и, например, в книжную страницу, в лозунг на транспаранте, в чертеж, словом, туда, где четко и ясно выражены их принципы, намерения, цели, символы веры. Дескать, глядите, читайте, усваивайте.

Речь параноика часто сопровождается постукиванием по столу кулаком, ребром ладони, негнущимся напряженным пальцем. Такое впечатление, что он задает ритм своим словам, обозначая начало и конец каждой фразы. Он словно вбивает в голову слушателям высказываемые мысли.

Оформление пространства

Оформление пространства параноиком сводится к превращению любого помещения в рабочий кабинет. Он – трудяга, влюбленный в свою работу. Поэтому все, что его окружает, носит отпечаток его основной деятельности, выбранной им цели. Вспомним, что у эпилептоида тоже есть рабочая зона, где он занимается своими поделками, хранит инструменты. Но эта зона – одна из многих функциональных зон, не более. Существуют и другие. Ревнитель формального порядка, эпилептоид не станет, к примеру, принимать пищу в спальне или выпиливать лобзиком, сидя за обеденным столом.

Параноик работает везде, где он находится. За чашкой утреннего чая он дорисовывает схему, которую не успел закончить прошлой ночью, потому что его, несмотря на выпитый им в одиночку кофейник, все-таки сморила усталость. Принимая душ и затем одеваясь, он в режиме бормотания проговаривает тезисы своего выступления на предстоящем производственном совещании, с удовольствием перебирает в уме наиболее актуальные и трудоемкие задачи

Ложась в постель, он кладет рядом с подушкой телефон, чтобы ни в коем случае не проспать какое-нибудь важное событие, чтобы ни одна значимая проблема не была – не дай Бог! – решена без его участия

Власть

Эпилептоид любит власть, любит распоряжаться, ему нравится, когда его слушают и слушаются. Но властвует он в соответствии с установленным порядком, с «табелью о рангах», не превышая своих полномочий, но и не давая другим превышать их по отношению к себе и к людям. Он не рвется к власти, как это делает паранойяльный. Но если ему ее «доверили», то он обставляет свою власть со свойственной ему основательностью: кабинет, входить с докладом, секретари, нравоучения, выговоры…

Если эпилептоид имеет определенный статус, а вы в отношениях с ним не хотите сложностей, хотите мира, слушайтесь его, и он станет вашим другом. В противном случае — недругом. Вы этого добивались?

Лечение

Лечение паранойи осуществляется посредством нейролептиков. Таких препаратов очень много. Они применяются почти при всех видах психических расстройств. Ключевым моментом терапии являются психотерапевтические сеансы. Причем они важны как для самого параноика, так и для его родственников, которым придется научиться по-новому взаимодействовать с человеком, имеющим паранойю.

Лечение шизофрении осуществляется по этим же принципам, но оно более длительное и характеризуется использованием большого набора лекарств и психотерапевтических практик. Но и это во много зависит от формы патологии.

Лечение подбирается индивидуально как при паранойе, так и при шизофрении. Причем оно не прекращается во время ремиссии. Человеку придется заниматься профилактикой всю жизнь, чтобы предотвратить новый приступ.







Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Параноидный тип личности

Как определить по речи Параноидальный тип личности?

Довольно легко! Вот некоторые фразы, которые мы обсудили выше:

  • «Кругом враги», «вселенский заговор», «пора прятаться».
  • «Меня испачкали» (идеи воздействия, загрязнения, заражения, сглаза, влияния.
  • «Вы меня не поймаете (не просчитаете)».

Самая любимая «игрушка» Параноидального: «Вы меня не понимаете!»

А еще вы их узнаете по таинственности, мечтательности, жизни в мире таинственных идей. Параноидальные живут в своем, вымышленном мире «ночного и дневного дозора», Толкиена, «мы вампиры», «эльфы, орки», готы. И их очень много среди геймеров.

Сюда же относится оккультизм, обожание нумерологии, астрологии и каббалы. «Страшный» оккультизм типа хождения кругами вокруг стола с жертвой — это удел других, Эпилептоидных типов личности. У параноидальных оккультизм – это таинственная божественность, типа Каббалы.

Есть великая божественная книга Тора, на основе которой появилась Библия. Каббалисты обнаружили, что если в Торе взять из текста первую букву первого слова из каждой главы, и выписать их как одно слово, то получается абсолютно связанный текст, имеющий смысл. Более того, есть еще четыре варианта прочтения Торы разными другими математическими построениями. Вот изучением всего этого, этих книг и этих особенностей, цифровых зависимостей занимается Каббала. Каббала же началась как проверка, что Тора является действительно божественной книгой, и если она от бога, то должна содержать еще пласты. Вот вам и описание Параноидального мировоззрения!

Гармоничные черты Параноидального типа личности

Мега-мозгом Параноидальные люди пользоваться умеют! Они любознательны, умны, начитанны, аналитичны. Способны предвидеть последствия, видеть связи, выстраивать логические цепочки, находить неочевидные пути решения задачи, и вообще делать расчеты. В общем, полная профпригодность на должности следователей и аналитиков.

Параноидальные и внутренне свободны от условностей, и внешне — от условий социума («внутренние диссиденты» – живут в системе, но не с ней).

Андрей Мягков и Александр Гордон

В общении это проявляется в соблюдении своей и чужой территории. Они умеют общаться с другими в рамках выставленных границ, и с уважением относятся к неприкосновенности как своей личной сферы, так и других людей. Кстати, поэтому они и к другим не очень требовательные, и не настаивают на соблюдении соглашений, типа:

«а это уже ваша территория, сами там разбирайтесь, главное – в моей не гадьте!».

Другие сильные стороны Параноидальных:

  1. Способность видеть другие, неочевидные пути – нестандартность мышления, творчества, деятельности.
  2. Расчетливость (расчет последствий реализации своих идей-желаний, действий и т.д.).
  3. Сдержанность (в выражении своих переживаний, мыслей).
  4. Многообразие знакомств и полезных связей.
  5. Умение отказывать себе в излишествах.
  6. Тонко чувствуют стиль.

Доверие

Свои тайны эпилептоид доверяет другим людям далеко не сразу, проверяет надежность друга. Он не пригласит к себе домой сразу нового знакомого, а повстречается с ним несколько раз вне дома. Потому что для него «мой дом — моя крепость». Он не расскажет о себе ничего такого, что могло бы его скомпрометировать. Если кто-то предлагает каким-либо образом обойти даже несправедливый закон, эпилептоид много раз проверит человека на мелочах, не стукач ли. Даже с женой эпилептоид не сразу знакомит своих новых товарищей — а вдруг уведут!

Если эпилептоид все же доверил, то это означает доверие. И тогда он может «расслабиться», чем и пользуются иногда ис-тероидные и паранойяльные манипуляторы. В отличие от эпилептоида паранойяльный практически все время начеку, он не расслабляется.

А если друг злоупотребил тайной, эпилептоид отомстит.

Парафренный синдром

Парафрении — это четвертая стадия параноидной шизофрении. Она начинает формироваться еще на этапе синдрома Кандинского-Клерамбо, когда больные ощущают сильную тревогу. Однако впоследствии симптоматика становится более явной, если говорить о восприятии больного окружающими.

Сначала у человека псевдогаллюцинации и галлюцинации агрессивные, он их боится и постоянно находится в состоянии тревоги. Но позже они становятся доброжелательным, а больной ощущает приподнятость настроения. Он начинает говорить, что у него есть сверхспособности и он может оказывать влияние на людей и мир, например, читать мысли окружающих.

Начинаются необычные процессы в памяти

В частности, человек внезапно вспоминает важное событие, которого, на самом деле, либо не было вовсе, либо немного не в том виде, в каком они представляются ему теперь

Дальнейшее развитие патологии сопровождается формированием фантастического и абсурдного бреда. Больной может ощущать себя мессией, считать, что мир разделился на два враждебных лагеря — его сторонников и противников. Также наблюдаются следующие признаки:

  • Ложные узнавания. Совершенно незнакомые люди кажутся важными, словно бы они принимают серьезное участие в жизни больного.
  • Ощущение эйфории, приподнятость настроения, желание двигаться и совершать великие дела «во спасение мира».
  • Конфабуляция — процесс заполнения памяти ложными воспоминаниями, которые пациент не может отличить от истинных.

При проведении функциональных исследований обнаруживается, что в головном мозге начинается грубое нарушение обменных процессов, а также чрезмерная активность нейронов в подкорке.

Парафрения может быть стадией параноидной шизофрении или симптомом иного расстройства, например, биполярного или шизоаффективного. Во всех случаях она принимает две формы — острую, когда симптоматика развивается стремительно и хорошо купируется, и хроническую, которая может протекать непрерывно на протяжении десятилетий.

Особенности поведения

Паранойяльная тенденция в характере – это целеустремленность, настойчивость, уверенность в себе, высокая работоспособность, упорство в преодолении препятствий, лидерство, т.е. объективная потребность в помощниках, обусловленная масштабностью замыслов… Значит ли это, что паранойяльный радикал безусловно полезен обществу? А как же быть с диалектикой, согласно которой не бывает пользы без вреда? Или параноик – исключение?

Вы, вероятно, заметили, что такая важная составляющая психики, как интеллект, все время остается за рамками наших рассуждений о характере. Это потому, что интеллект (под которым понимается результат взаимодействия познавательных психических процессов: памяти, внимания, мышления и др.) не определяет стиль поведения в том смысле, о котором ведем речь мы. Он не добавляет новых красок, особенностей (кроме ситуации с шизоидным радикалом, но об этом позже). Интеллект определяет уровень сложности усваиваемых поведенческих стереотипов и, как следствие, уровень результатов поведения. Интеллект, таким образом, является не формообразующим фактором, а ресурсом поведения. Так же, как, например, материальный достаток.

Чем будут отличаться поступки, взгляды, ценности и т.д. богатого и умного истероида от поступков и взглядов истероида бедного и глуповатого? Разумеется, не стилем. Стиль будет одинаковым: позерство, претенциозность, стремление вызвать своим поведением социальный резонанс. Просто богатство и интеллект – сразу или постепенно – приведут человека в соответствующую элитную общественную группу, где ему придется хвастать перед другими не грошовой бижутерией, а редкими бриллиантами, не яркой расцветки «юбочкой из плюша» из магазина готового платья, а эксклюзивными нарядами от всемирно известных домов моды; имитировать не дворового героя – короля вульгарных застолий и мелких потасовок, а члена парламента или полководца.

Теперь представьте себе параноика, обделенного интеллектом. Каких целей он станет добиваться, не считаясь с энергетическими и людскими затратами? Представили? Вот именно. Это не человек, а братоубийственный снаряд, каток – бессмысленный и беспощадный. Не польза обществу, а непоправимый вред станет результатом его деятельности.

Идем дальше. Знаменитое паранойяльное упорство, уверенность в собственной правоте – разве зачастую все это не оборачивается упрямством, нежеланием и неспособностью услышать своего оппонента, воспринять иную, возможно, более разумную точку зрения? Сколько полезных, перспективных замыслов было пущено под откос параноиками! Только потому, что это были не их замыслы. Ни в грош не ставя чужие, собственным идеям параноики (далеко не всегда объективно) придают повышенное значение.

Остановимся на целеустремленности. Условием ее возникновения, как было сказано, является превращение в сознании человека объективно многогранной идеи в однобокую, говоря по-русски. Однобокость и упрощенность восприятия мира является оборотной стороной этого качества. Нельзя захватить сознание масс идеей (занятие, любимое параноиками!), не упростив ее до понятного всем и каждому лозунга. А упрощение идей нередко извращает их истинный смысл. С водой и ребенка недолго выплеснуть.

Лидерство, производное от масштабности замыслов, – ценное качество, кто спорит. Но лидер-параноик посвящает свой труд, свою жизнь не сегодняшним, а будущим поколениям. Он надевает тяжелое ярмо на себя и на своих соратников-современников, тем самым лишая людей обыкновенных человеческих радостей и желаний. «Крепитесь, друзья, – говорит параноик, – скорее всего, мы погибнем, надорвавшись от непосильного труда, но наши потомки (при этих словах нездоровый блеск его глаз усиливается) будут жить счастливо!» Позиция, достойная аплодисментов, если отвлечься от мысли, что и на потомков найдутся свои параноики. Проблемы индивидуальности параноику неведомы, он их брезгливо отбрасывает, воспринимает как недостойное нытье. Он считает людей десятками, сотнями тысяч, миллионами и миллиардами… Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Параноик жаждет и добивается коренных преобразований во всем, за что ни возьмется. Он глубоко копает. Во многих случаях это хорошо. Без этого мир застыл бы на месте и погиб. Но именно желание коренных преобразований быстрее всего приводит к гибели цивилизации. Добавим к сказанному негибкость параноиков, их склонность во всех ситуациях следовать одним и тем же путем – и диалектическое описание качеств поведения, присущих этой тенденции, готово.

Параноидное собственное «Я»

Параноидный клиент презирает собственную униженную личность. У него отмечается высокая степень страха, что ведет к тому, что он постоянно «отслеживает окружающих», наблюдает за их реакциями, «держит руку на пульсе». Параноиды считают, что они являются целью всех вокруг, что люди думают и говорят только о них.

Также важно отметить, что у параноидов отмечается высокое чувство вины. Статистически была выявлена связь между мыслями о гомосексуальности и параноидными личностями, это подтверждалась некоторыми исследованиями

Статистически была выявлена связь между мыслями о гомосексуальности и параноидными личностями, это подтверждалась некоторыми исследованиями.

Параноиды могут бороться против существующих авторитетов. Отмщение и триумф дают временное и неглубокое ощущение безопасности и моральной ясности.

Сравнительная характеристика

В первую очередь, проводят параллель ШЛР с шизофренией. Симптомы заболеваний действительно схожи, поэтому «невооруженным» взглядом сложно отличить одно от другого. Однако явные отличия все-таки присутствуют.

Хоть шизотипическое расстройство имеет много сходных с шизофреническим черт, но течение его более благоприятно.

Симптомы у больных шизофренией имеют более интенсивную выраженность. Галлюцинации, бред – стойкие, навязчивые, заставляют человека оторваться от реальности. Формируется стойкий дефект личности. Интеллектуальная сфера страдает в большей степени, проявляясь нелогичностью, нелепостью мышления. Болезнь откладывает негативный отпечаток на сознание человека.

Очень схожи между собой шизоидное и шизотипическое расстройство личности. Заболевания можно назвать родственными. Отличительным критерием становится все та же интенсивность выраженности, только теперь «одеяло на себя» тянет ШЛР. Недуг включает в себя иллюзорные, легкие галлюцинаторные проявления, прочие психотические признаки. При шизоидном расстройстве изменения затрагивают в большей степени эмоциональную сферу.

Красной нитью через оба расстройства проходят эмоциональные сдвиги: отчужденность и эмоциональная холодность. Чувственные нарушения резко выделяются на фоне обоих состояний, чем и затрудняют диагностику.

Но если шизоидное расстройство проявляется еще в детстве, то шизотипическая личность открывается в старшем возрасте.

Молодой человек, 21 год, рассказывает свою историю болезни: «Еще совсем недавно у меня все было в порядке. Очень уважал физику, участвовал в олимпиадах. Заинтересовался микробиологией и поступил в медицинский институт. Параллельно занимался игрой на гитаре, изучал иностранные языки (владею тремя). Вдруг резко все оборвалось. Не хотелось ничего делать. Забросил учебу, затем увлечения. Вскоре выпал из жизни».

Поскольку шизотипическое расстройство сопровождается навязчивыми действиями, его дифференцируют с обсессивно-компульсивным расстройством. Галлюцинаторные проявления позволяют сравнивать заболевание с параноидными состояниями.

Схожесть с аутистическими заболеваниями расстройству придает отстраненность от социальных контактов, стереотипность поведения.

Благодаря широкому спектру симптомов, ШРЛ сопоставляют со многими заболеваниями. Специалисты не рекомендуют использовать диагноз повсеместно, поскольку его распознавание затруднительно.

Для постановки диагноза Международная классификация болезней утвердила критерии, из которых у человека должны присутствовать минимум 4 на протяжении последних двух лет:

  • эмоциональная отрешенность;
  • вычурное поведение;
  • избегание социальных контактов;
  • магическое мышление;
  • параноидальные наклонности;
  • навязчивые мысли без попытки сопротивления на сексуальную, агрессивную тематику, дисморфофобические размышления;
  • дереализация, деперсонализация;
  • психотические эпизоды: иллюзии, галлюцинации, бред без внешнего вмешательства;
  • обстоятельное, стереотипное мышление, замысловатая речь.

Лечение

Лечение параноидной шизофрении — сложный процесс, который не останавливается даже во время ремиссий. После купирования всех симптомов диагноз остается. Не факт, что они когда-нибудь появятся, но человек навсегда остается в зоне риска.

В зависимости от стадии патологии могут быть назначены следующие виды терапии:

  • Медикаментозная — применение психотропных веществ, нейролептиков и антидепрессантов. В тяжелых случаях назначается инсулинокоматозное лечение.
  • Психотерапевтическая — регулярные сеансы у психотерапевта, причем не только больного, но и его родственников, которым придется учиться правильно взаимодействовать с шизофреником.
  • Электросудорожная. Применяется в исключительных случаях, когда пациент невосприимчив к лекарствам или имеет к ним противопоказания. Терапия основана на воздействии на человека током до появления конвульсий. Считается, что судороги позволяют запустить определенные нейрохимические процессы в мозге и включить кратковременную память.

В период ремиссий проводится поддерживающая терапия, которая включает в себя прием лекарств, отказ от алкоголя и периодические беседы с психологом. Это позволяет предотвратить приступ и повысить качество жизни пациента. Иногда удается избавить его от всех симптомов навсегда или на долгие годы.

В целом, при шизофрении важно начать лечение как можно раньше. Тогда прогноз будет относительно благоприятным

Также есть следующая закономерность — чем в более молодом возрасте появились первые признаки патологии, тем разрушительнее ее воздействие на психику и личность.

Этапы становления параноидного расстройства личности

С детства эти личности склонны к односторонним интересам, пристрастиям, упрямству, прямолинейным суждениям. Повышенная активность и переоценка собственных способностей обусловливает стремление к лидерству, самоутверждению, нередко, несмотря на сопротивление окружающих. Они чрезвычайно обидчивы и злопамятны, крайне чувствительны к несогласию с их мнением. При этом они никому не прощают даже самых малозначимых обид. К другим людям параноидные психопаты обычно относятся с пренебрежением, свысока. Типичные признаки сверхценных идей и паранойяльных реакций формируются у таких субъектов к 20-25 годам.

По мере взросления особенности их характера усиливаются. Больные становятся косными, консервативными, ригидными.

Внешний вид и поведение

Люди с шизоидным расстройством имеют характерный внешний вид. Они худощавые, астеничного телосложения, с длинными ногами, высокой талией. Их характеризует угловатость, отсутствие связных переходов, неповоротливость и неуклюжесть. Движения лишены плавности и гармоничности. У одних они вычурны и своеобразны, у других – скупы и стереотипны. Хотя встречаются и такие, которые поражают своей идеальной осанкой. При этом они настолько собраны, подтянуты, что создают эффект деревянного человечка – ходят как на шарнирах.

Походка у аутистических лиц отличается: кто-то ходит, подпрыгивая, кто-то – роботообразно, другой с трудом переставляет ноги. Перемещаются по странной траектории, спотыкаются или оступаются. Сидя, принимают вычурные позы.

В толпе людей шизоаутисты задевают или ненамеренно толкают окружающих, испытывая сложности в моментальной оценке пространства. Они совсем не озабочены тем, во что одеты. Могут носить старую потрепанную куртку десятки лет, одевают что придется. Во внешнем виде прослеживается неаккуратность, нечистоплотность, засаленные, неухоженные волосы, небритость или борода, грязная одежда. Это не вызов и не леность, а просто безразличие к формальностям и требованиям.

Конечно, не все шизоиды столь неаккуратны. Но все они отдают предпочтение элементам одежды, отгораживающих их от людей: капюшоны, плащи, объемные свитера. Любят рюкзаки, мешки, торбы. Носят одежду в черных или серых тонах.

Больные способны удивить окружающих и вычурным нарядом. Яркие элементы одежды, причудливо сидящие, не совпадающие по стилю, создают образ такого человека. В массе людей он заметно контрастирует, привлекая взгляд.

Речь больных отличается странностями логического содержания, интонации, грамматического склада. В отдельных словах они неправильно расставляют ударения. Одни говорят вычурно, сложно, витиевато, другие – однотипно и немногословно. Порой прослеживается несоответствие между смыслом сказанного, его интонацией и жестами.

Выразительная внешность и эксцентричное поведение шизоидных людей – вовсе не повод привлечь к себе внимание. Его они просто игнорируют

Скорее,  это результат их своеобразной природы и взаимодействия с миром.

Внешний вид

Поскольку специфического паранойяльного типа телосложения не существует, начнем сразу с эстетики, то есть, в нашем случае, с оформления внешности.

Параноики всем стилям предпочитают классический(они, собственно говоря, его и создают). И не только в одежде. У классического стиля есть как минимум три качества, созвучных паранойяльной тенденции. Первое: он выдержал испытание временем. Второе: его признает подавляющее большинство людей, он понятен и близок массам. И третье, главное: классический стиль в мировой культуре отражает определенную социальную позицию – безусловный приоритет общественных целей и ценностей над индивидуальными. И это становится основой паранойяльной этики.

«Единица – вздор! Единица – ноль! Голос единицы тоньше писка», – заявляет классический стиль устами Маяковского. О том же говорит и параноик, выбирая прическу, одежду, обувь строгого, без излишеств, классического стиля. В этом стиле, в отличие от спортивного, отсутствует агрессия (точнее, агрессивность индивида). Отсутствует также яркость и, стало быть, претензия на исключительность. Классический стиль заряжен социальным, а не индивидуалистическим содержанием. Он отражает уверенную, консолидированную силу общества, готовность служить его интересам.

Если в характере индивида паранойяльный радикал сочетается с истероидным, то на его одежде (и в его руках) появляются разного рода знаки принадлежности к идеологическим или профессиональным группировкам: надписи на майках, значки с изображением руководителя партии или ее девизом, флаги, цеховые эмблемы…

Шизоидное детство

Симптомы шизоидного расстройства начинают проявляться еще в детстве

Привлекает внимание ребенок, предпочитающий одиночество компании балагурных сверстников. Он отстраняется от детей

Тянется к взрослым, сидит молча в их обществе. Лишен детской непосредственности, проявляет скромность в эмоциях.

В подростковом периоде шизоидные черты обостряются. Дети замыкаются, не могут найти общего языка со сверстниками. В школе подвергаются гонениям и насмешкам.

Некоторых шизоидов одиночество вовсе не смущает. Они поглощены своими интересами, а к увлечениям других подростков относятся с некоторым пренебрежением. Для ряда детей их отстраненность становится настоящей проблемой. Они сокрушаются, что лишены друзей, что не получается выстроить отношения со сверстниками.

Вот пример истории болезни, позволяющий проследить за развитием расстройства в нескольких возрастных периодах.

Мужчина 35 лет. В детстве был замкнутым ребенком. Не имел друзей. Мать мальчика была сверхтребовательной, эксцентричной, гиперопекающей женщиной.

Среди школьных предметов достиг высоких успехов в изучении точных наук: математики и физики. Но литература давалась с трудом. Он не мог выучить стих, так как не понимал смысла прочитанного. Одноклассники всячески подшучивали над парнем, особенно над его пальто, которое было старо и узко.

Окончил педагогический институт, работал преподавателем физики. Женился в 30 лет. Сексуальные отношения расценивал исключительно как метод зачатия ребенка. В квартире жил в отдельной комнате, заваленной различной аппаратурой. Когда жена попала в больницу, ни разу не навестил ее. Аргументировал это тем, что все-равно ничем бы ей не помог. По словам жены, пренебрегал мужской работой по дому. После просьбы сделать ремонт, ушел жить к маме.

Объективно определяется витиеватость и вычурность мышления, уклонение от взаимодействия с людьми. Любой факт истолковывает по-своему, не опираясь на стандарты. В современной действительности интересуется исключительно курсом валют.

Психологические особенности параноидного типа личности

Ведущими характеристиками параноидного типа личности являются подозрительность, настороженность, отсутствие или притупленное чувство юмора.

Параноидная личность обращается со своими качествами, как с негативными, проецируя их во вне. А затем они воспринимаются, как внешняя угроза. Можно говорить о том, что все то, о чем тревожится и переживает эта личность, есть в ней самой. Например, такой человек может не осознавать, что в каких-то своих проявлениях достаточно агрессивен и, проецируя это качество на других людей, отмечает эти черты в них.

Также часто у параноидов можно наблюдать сознание собственного величия.

Параноидная личность должна очень сильно страдать, чтобы обратиться за психологической помощью, они не расположены доверять посторонним людям. И в связи с этим стремятся избегать консультаций с психологами и мало кому доверяют.

Параноидальные личности часто играют политические роли, где их проективные черты могут быть противопоставлены существующим взглядам. Они могут «залезать на броневик», кому-то что-то доказывая

Правда, важно отметить, что такие люди не всегда преувеличивают реальную опасность. Однако, могут быть и ироничными, подозрительными

Первые проявления

Начальные признаки шизофрении у подростка можно заметить еще в детском возрасте. Но они нерегулярны и выражены эпизодично, поэтому родители списывают их на какие-то индивидуальные особенности характера, усталость или капризность. К тому же подозревать у собственного ребенка психическое расстройство вряд ли кому-то в удовольствие.   

Увидеть изменения в поведении ребенка не составит труда, если он вел энергичный образ жизни: хорошо учился, активно общался с друзьями, увлекался спортом или другими занятиями по интересам. Но вдруг происходит какое-то событие, которое кардинально меняет его жизнь. Его перестает интересовать учеба, он не находит общих тем для разговора с друзьями, отказывается заниматься спортом или любимыми прежде делами.

Подросток замыкается в себе, его поведение стает непредсказуемым. Настроение может в секунды поменяться в противоположную сторону.

Причиной для посещения психиатра должны стать следующие, неоднократно проявляющиеся симптомы:

  1. Прогрессирующие нелепые идеи и странные рассуждения.
  2. Изменения логики мышления, трансформация речи.
  3. Тяга к нелепым фантазиям, абсурдному философствованию.
  4. Эмоциональное отчуждение даже от близких людей, отсутствие или несоответствие реакции на происходящие события.
  5. Нетипичное и нелепое употребление слов и выражений в разговоре.
  6. Раздражительность без явного повода, лживость, проявление беспричинной агрессии.
  7. Бездеятельность, апатия, отсутствие какой-либо инициативы и интереса к жизни.
  8. Склонность к отчуждению, категорический отказ выходить на улицу, пренебрежение личной гигиеной, неряшливость, небрежность в одежде.
  9. Необычные фобии и страхи, нарушения пищевого поведения, странные хобби или накопление ненужных вещей.
  10. Употребление алкоголя, наркотических средств, склонность к бродяжничеству.
  11. Разговоры о суициде.

Довольно характерным проявлением психического расстройства следует отметить показную неприязнь к родителям или кому-то одному из них, кто был особенно близок.

Параноидное собственное «Я»

Параноидный клиент презирает собственную униженную личность. У него отмечается высокая степень страха, что ведет к тому, что он постоянно «отслеживает окружающих», наблюдает за их реакциями, «держит руку на пульсе». Параноиды считают, что они являются целью всех вокруг, что люди думают и говорят только о них.

Также важно отметить, что у параноидов отмечается высокое чувство вины. Статистически была выявлена связь между мыслями о гомосексуальности и параноидными личностями, это подтверждалась некоторыми исследованиями

Статистически была выявлена связь между мыслями о гомосексуальности и параноидными личностями, это подтверждалась некоторыми исследованиями.

Параноиды могут бороться против существующих авторитетов. Отмщение и триумф дают временное и неглубокое ощущение безопасности и моральной ясности.

Искусственное повышение дофамина

Когда человеку не хватает красок, удовольствия и радости в жизни, он стремится сам поднять уровень дофамина для их достижения. Нередко – с помощью наркотиков.

Эти вещества не содержат стимулятор в чистом виде, так как из крови он все равно не может преодолеть энцефалический барьер. Они являются стимуляторами дофаминергической системы, способствуя его концентрации в синапсах нервных клеток. Наркотики повышают содержание дофамина в 10 раз.

Действие различных наркотических средств не одинаково:

  • амфетамины активизируют непосредственно выброс медиатора;
  • кокаин предотвращает обратный его захват, способствуя его накоплению в синапсах;
  • морфий, никотин действуют по принципу физиологических нейромедиаторов.

Употребляя наркотические препараты и активизируя выброс медиатора, развивается сбой системы удовлетворения и следующая картина. Появляется чувство сверхудовольствия, мир становится полон ярких красок. Любая цель кажется достижимой. Мозг себя не контролирует и не хочет переключаться с захватывающих ощущений на реальность.

Подобные сильные ощущения не появляются после первого приема наркотиков. Для их достижения нужен системный прием. С каждым употреблением дофамин накапливается в синаптическом пространстве, все больше усиливая переживания.

Картина напоминает развитие шизофрении, только в случае с ней повышение медиатора провоцируется мыслями, а у наркомана – при помощи психоактивных веществ.

Когда действие наркотиков заканчивается, происходит резкое падение количества медиатора в мозге. Наступает апатия и депрессия. Наркоман вынужден принять новую дозу для повышения настроения.

Когда появляются проблемы в социальной жизни, количество дофамина становится еще меньше. А потребность в «наркоте» выражается больше. Теперь это не способ получить удовольствие, а возможность забыть о проблемах.

Потребность увеличить дозу возникает в том случае, когда мозг привыкает к повышенному количеству медиатора.

Итак, дофаминовая теория основана на утверждении, что наши эмоции зависят от уровня нейромедиатора дофамина. Положительные эмоции связаны с его повышением, а отрицательные – с его понижением. Манипулируя этими процессами, мы способны вызывать у себя чувство удовольствия и другие приятные ощущения.

Но в случае чрезмерной, патологической самостимуляции у нас существует опасность заработать такое тяжелое психическое заболевание как шизофрения. А «помощь» извне в виде наркотиков вызовет психическую зависимость и деградацию личности.

Будьте осторожны в своих желаниях. И всем крепкого психического здоровья!

Автор статьи

Царенко Мария Арменовна

Психиатр, Психотерапевт, Психоэндокринолог, Диетолог.

Врачебный стаж: 9 лет

Записаться на прием

Мимика и жесты

Паранойяльность обнаруживает себя также в жестикуляции и мимике(в меньшей степени, хотя, понятно, что на лице параноика отражается его уверенность в себе, в правильности выбранного пути, его сосредоточенность деятеля).

Параноиков отличают, по крайней мере, два варианта излюбленной жестикуляции: направляющая и ритмообразующая.

Поскольку параноик всегда уверен, что только он один знает, куда нужно идти, где искать счастья, он охотно показывает это направление всем желающим. «Указующие персты», «простертые длани» (в том числе с зажатыми в них головными уборами) – жесты, типичные для параноиков.

«Указующие персты», «простертые длани» (в том числе с зажатыми в них головными уборами) – жесты, типичные для параноиков. Они уверенно тычут пальцем не только в некую «светлую даль», но и, например, в книжную страницу, в лозунг на транспаранте, в чертеж, словом, туда, где четко и ясно выражены их принципы, намерения, цели, символы веры. Дескать, глядите, читайте, усваивайте.

Речь параноика часто сопровождается постукиванием по столу кулаком, ребром ладони, негнущимся напряженным пальцем. Такое впечатление, что он задает ритм своим словам, обозначая начало и конец каждой фразы. Он словно вбивает в голову слушателям высказываемые мысли.

Оформление пространства

Оформление пространства параноиком сводится к превращению любого помещения в рабочий кабинет. Он – трудяга, влюбленный в свою работу. Поэтому все, что его окружает, носит отпечаток его основной деятельности, выбранной им цели. Вспомним, что у эпилептоида тоже есть рабочая зона, где он занимается своими поделками, хранит инструменты. Но эта зона – одна из многих функциональных зон, не более. Существуют и другие. Ревнитель формального порядка, эпилептоид не станет, к примеру, принимать пищу в спальне или выпиливать лобзиком, сидя за обеденным столом.

Параноик работает везде, где он находится. За чашкой утреннего чая он дорисовывает схему, которую не успел закончить прошлой ночью, потому что его, несмотря на выпитый им в одиночку кофейник, все-таки сморила усталость. Принимая душ и затем одеваясь, он в режиме бормотания проговаривает тезисы своего выступления на предстоящем производственном совещании, с удовольствием перебирает в уме наиболее актуальные и трудоемкие задачи

Ложась в постель, он кладет рядом с подушкой телефон, чтобы ни в коем случае не проспать какое-нибудь важное событие, чтобы ни одна значимая проблема не была – не дай Бог! – решена без его участия

Власть

Эпилептоид любит власть, любит распоряжаться, ему нравится, когда его слушают и слушаются. Но властвует он в соответствии с установленным порядком, с «табелью о рангах», не превышая своих полномочий, но и не давая другим превышать их по отношению к себе и к людям. Он не рвется к власти, как это делает паранойяльный. Но если ему ее «доверили», то он обставляет свою власть со свойственной ему основательностью: кабинет, входить с докладом, секретари, нравоучения, выговоры…

Если эпилептоид имеет определенный статус, а вы в отношениях с ним не хотите сложностей, хотите мира, слушайтесь его, и он станет вашим другом. В противном случае — недругом. Вы этого добивались?

Лечение

Лечение паранойи осуществляется посредством нейролептиков. Таких препаратов очень много. Они применяются почти при всех видах психических расстройств. Ключевым моментом терапии являются психотерапевтические сеансы. Причем они важны как для самого параноика, так и для его родственников, которым придется научиться по-новому взаимодействовать с человеком, имеющим паранойю.

Лечение шизофрении осуществляется по этим же принципам, но оно более длительное и характеризуется использованием большого набора лекарств и психотерапевтических практик. Но и это во много зависит от формы патологии.

Лечение подбирается индивидуально как при паранойе, так и при шизофрении. Причем оно не прекращается во время ремиссии. Человеку придется заниматься профилактикой всю жизнь, чтобы предотвратить новый приступ.







Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Параноидный тип личности

Как определить по речи Параноидальный тип личности?

Довольно легко! Вот некоторые фразы, которые мы обсудили выше:

  • «Кругом враги», «вселенский заговор», «пора прятаться».
  • «Меня испачкали» (идеи воздействия, загрязнения, заражения, сглаза, влияния.
  • «Вы меня не поймаете (не просчитаете)».

Самая любимая «игрушка» Параноидального: «Вы меня не понимаете!»

А еще вы их узнаете по таинственности, мечтательности, жизни в мире таинственных идей. Параноидальные живут в своем, вымышленном мире «ночного и дневного дозора», Толкиена, «мы вампиры», «эльфы, орки», готы. И их очень много среди геймеров.

Сюда же относится оккультизм, обожание нумерологии, астрологии и каббалы. «Страшный» оккультизм типа хождения кругами вокруг стола с жертвой — это удел других, Эпилептоидных типов личности. У параноидальных оккультизм – это таинственная божественность, типа Каббалы.

Есть великая божественная книга Тора, на основе которой появилась Библия. Каббалисты обнаружили, что если в Торе взять из текста первую букву первого слова из каждой главы, и выписать их как одно слово, то получается абсолютно связанный текст, имеющий смысл. Более того, есть еще четыре варианта прочтения Торы разными другими математическими построениями. Вот изучением всего этого, этих книг и этих особенностей, цифровых зависимостей занимается Каббала. Каббала же началась как проверка, что Тора является действительно божественной книгой, и если она от бога, то должна содержать еще пласты. Вот вам и описание Параноидального мировоззрения!

Гармоничные черты Параноидального типа личности

Мега-мозгом Параноидальные люди пользоваться умеют! Они любознательны, умны, начитанны, аналитичны. Способны предвидеть последствия, видеть связи, выстраивать логические цепочки, находить неочевидные пути решения задачи, и вообще делать расчеты. В общем, полная профпригодность на должности следователей и аналитиков.

Параноидальные и внутренне свободны от условностей, и внешне — от условий социума («внутренние диссиденты» – живут в системе, но не с ней).

Андрей Мягков и Александр Гордон

В общении это проявляется в соблюдении своей и чужой территории. Они умеют общаться с другими в рамках выставленных границ, и с уважением относятся к неприкосновенности как своей личной сферы, так и других людей. Кстати, поэтому они и к другим не очень требовательные, и не настаивают на соблюдении соглашений, типа:

«а это уже ваша территория, сами там разбирайтесь, главное – в моей не гадьте!».

Другие сильные стороны Параноидальных:

  1. Способность видеть другие, неочевидные пути – нестандартность мышления, творчества, деятельности.
  2. Расчетливость (расчет последствий реализации своих идей-желаний, действий и т.д.).
  3. Сдержанность (в выражении своих переживаний, мыслей).
  4. Многообразие знакомств и полезных связей.
  5. Умение отказывать себе в излишествах.
  6. Тонко чувствуют стиль.

Доверие

Свои тайны эпилептоид доверяет другим людям далеко не сразу, проверяет надежность друга. Он не пригласит к себе домой сразу нового знакомого, а повстречается с ним несколько раз вне дома. Потому что для него «мой дом — моя крепость». Он не расскажет о себе ничего такого, что могло бы его скомпрометировать. Если кто-то предлагает каким-либо образом обойти даже несправедливый закон, эпилептоид много раз проверит человека на мелочах, не стукач ли. Даже с женой эпилептоид не сразу знакомит своих новых товарищей — а вдруг уведут!

Если эпилептоид все же доверил, то это означает доверие. И тогда он может «расслабиться», чем и пользуются иногда ис-тероидные и паранойяльные манипуляторы. В отличие от эпилептоида паранойяльный практически все время начеку, он не расслабляется.

А если друг злоупотребил тайной, эпилептоид отомстит.

Парафренный синдром

Парафрении — это четвертая стадия параноидной шизофрении. Она начинает формироваться еще на этапе синдрома Кандинского-Клерамбо, когда больные ощущают сильную тревогу. Однако впоследствии симптоматика становится более явной, если говорить о восприятии больного окружающими.

Сначала у человека псевдогаллюцинации и галлюцинации агрессивные, он их боится и постоянно находится в состоянии тревоги. Но позже они становятся доброжелательным, а больной ощущает приподнятость настроения. Он начинает говорить, что у него есть сверхспособности и он может оказывать влияние на людей и мир, например, читать мысли окружающих.

Начинаются необычные процессы в памяти

В частности, человек внезапно вспоминает важное событие, которого, на самом деле, либо не было вовсе, либо немного не в том виде, в каком они представляются ему теперь

Дальнейшее развитие патологии сопровождается формированием фантастического и абсурдного бреда. Больной может ощущать себя мессией, считать, что мир разделился на два враждебных лагеря — его сторонников и противников. Также наблюдаются следующие признаки:

  • Ложные узнавания. Совершенно незнакомые люди кажутся важными, словно бы они принимают серьезное участие в жизни больного.
  • Ощущение эйфории, приподнятость настроения, желание двигаться и совершать великие дела «во спасение мира».
  • Конфабуляция — процесс заполнения памяти ложными воспоминаниями, которые пациент не может отличить от истинных.

При проведении функциональных исследований обнаруживается, что в головном мозге начинается грубое нарушение обменных процессов, а также чрезмерная активность нейронов в подкорке.

Парафрения может быть стадией параноидной шизофрении или симптомом иного расстройства, например, биполярного или шизоаффективного. Во всех случаях она принимает две формы — острую, когда симптоматика развивается стремительно и хорошо купируется, и хроническую, которая может протекать непрерывно на протяжении десятилетий.

Особенности поведения

Паранойяльная тенденция в характере – это целеустремленность, настойчивость, уверенность в себе, высокая работоспособность, упорство в преодолении препятствий, лидерство, т.е. объективная потребность в помощниках, обусловленная масштабностью замыслов… Значит ли это, что паранойяльный радикал безусловно полезен обществу? А как же быть с диалектикой, согласно которой не бывает пользы без вреда? Или параноик – исключение?

Вы, вероятно, заметили, что такая важная составляющая психики, как интеллект, все время остается за рамками наших рассуждений о характере. Это потому, что интеллект (под которым понимается результат взаимодействия познавательных психических процессов: памяти, внимания, мышления и др.) не определяет стиль поведения в том смысле, о котором ведем речь мы. Он не добавляет новых красок, особенностей (кроме ситуации с шизоидным радикалом, но об этом позже). Интеллект определяет уровень сложности усваиваемых поведенческих стереотипов и, как следствие, уровень результатов поведения. Интеллект, таким образом, является не формообразующим фактором, а ресурсом поведения. Так же, как, например, материальный достаток.

Чем будут отличаться поступки, взгляды, ценности и т.д. богатого и умного истероида от поступков и взглядов истероида бедного и глуповатого? Разумеется, не стилем. Стиль будет одинаковым: позерство, претенциозность, стремление вызвать своим поведением социальный резонанс. Просто богатство и интеллект – сразу или постепенно – приведут человека в соответствующую элитную общественную группу, где ему придется хвастать перед другими не грошовой бижутерией, а редкими бриллиантами, не яркой расцветки «юбочкой из плюша» из магазина готового платья, а эксклюзивными нарядами от всемирно известных домов моды; имитировать не дворового героя – короля вульгарных застолий и мелких потасовок, а члена парламента или полководца.

Теперь представьте себе параноика, обделенного интеллектом. Каких целей он станет добиваться, не считаясь с энергетическими и людскими затратами? Представили? Вот именно. Это не человек, а братоубийственный снаряд, каток – бессмысленный и беспощадный. Не польза обществу, а непоправимый вред станет результатом его деятельности.

Идем дальше. Знаменитое паранойяльное упорство, уверенность в собственной правоте – разве зачастую все это не оборачивается упрямством, нежеланием и неспособностью услышать своего оппонента, воспринять иную, возможно, более разумную точку зрения? Сколько полезных, перспективных замыслов было пущено под откос параноиками! Только потому, что это были не их замыслы. Ни в грош не ставя чужие, собственным идеям параноики (далеко не всегда объективно) придают повышенное значение.

Остановимся на целеустремленности. Условием ее возникновения, как было сказано, является превращение в сознании человека объективно многогранной идеи в однобокую, говоря по-русски. Однобокость и упрощенность восприятия мира является оборотной стороной этого качества. Нельзя захватить сознание масс идеей (занятие, любимое параноиками!), не упростив ее до понятного всем и каждому лозунга. А упрощение идей нередко извращает их истинный смысл. С водой и ребенка недолго выплеснуть.

Лидерство, производное от масштабности замыслов, – ценное качество, кто спорит. Но лидер-параноик посвящает свой труд, свою жизнь не сегодняшним, а будущим поколениям. Он надевает тяжелое ярмо на себя и на своих соратников-современников, тем самым лишая людей обыкновенных человеческих радостей и желаний. «Крепитесь, друзья, – говорит параноик, – скорее всего, мы погибнем, надорвавшись от непосильного труда, но наши потомки (при этих словах нездоровый блеск его глаз усиливается) будут жить счастливо!» Позиция, достойная аплодисментов, если отвлечься от мысли, что и на потомков найдутся свои параноики. Проблемы индивидуальности параноику неведомы, он их брезгливо отбрасывает, воспринимает как недостойное нытье. Он считает людей десятками, сотнями тысяч, миллионами и миллиардами… Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Параноик жаждет и добивается коренных преобразований во всем, за что ни возьмется. Он глубоко копает. Во многих случаях это хорошо. Без этого мир застыл бы на месте и погиб. Но именно желание коренных преобразований быстрее всего приводит к гибели цивилизации. Добавим к сказанному негибкость параноиков, их склонность во всех ситуациях следовать одним и тем же путем – и диалектическое описание качеств поведения, присущих этой тенденции, готово.

Параноидное собственное «Я»

Параноидный клиент презирает собственную униженную личность. У него отмечается высокая степень страха, что ведет к тому, что он постоянно «отслеживает окружающих», наблюдает за их реакциями, «держит руку на пульсе». Параноиды считают, что они являются целью всех вокруг, что люди думают и говорят только о них.

Также важно отметить, что у параноидов отмечается высокое чувство вины. Статистически была выявлена связь между мыслями о гомосексуальности и параноидными личностями, это подтверждалась некоторыми исследованиями

Статистически была выявлена связь между мыслями о гомосексуальности и параноидными личностями, это подтверждалась некоторыми исследованиями.

Параноиды могут бороться против существующих авторитетов. Отмщение и триумф дают временное и неглубокое ощущение безопасности и моральной ясности.

Сравнительная характеристика

В первую очередь, проводят параллель ШЛР с шизофренией. Симптомы заболеваний действительно схожи, поэтому «невооруженным» взглядом сложно отличить одно от другого. Однако явные отличия все-таки присутствуют.

Хоть шизотипическое расстройство имеет много сходных с шизофреническим черт, но течение его более благоприятно.

Симптомы у больных шизофренией имеют более интенсивную выраженность. Галлюцинации, бред – стойкие, навязчивые, заставляют человека оторваться от реальности. Формируется стойкий дефект личности. Интеллектуальная сфера страдает в большей степени, проявляясь нелогичностью, нелепостью мышления. Болезнь откладывает негативный отпечаток на сознание человека.

Очень схожи между собой шизоидное и шизотипическое расстройство личности. Заболевания можно назвать родственными. Отличительным критерием становится все та же интенсивность выраженности, только теперь «одеяло на себя» тянет ШЛР. Недуг включает в себя иллюзорные, легкие галлюцинаторные проявления, прочие психотические признаки. При шизоидном расстройстве изменения затрагивают в большей степени эмоциональную сферу.

Красной нитью через оба расстройства проходят эмоциональные сдвиги: отчужденность и эмоциональная холодность. Чувственные нарушения резко выделяются на фоне обоих состояний, чем и затрудняют диагностику.

Но если шизоидное расстройство проявляется еще в детстве, то шизотипическая личность открывается в старшем возрасте.

Молодой человек, 21 год, рассказывает свою историю болезни: «Еще совсем недавно у меня все было в порядке. Очень уважал физику, участвовал в олимпиадах. Заинтересовался микробиологией и поступил в медицинский институт. Параллельно занимался игрой на гитаре, изучал иностранные языки (владею тремя). Вдруг резко все оборвалось. Не хотелось ничего делать. Забросил учебу, затем увлечения. Вскоре выпал из жизни».

Поскольку шизотипическое расстройство сопровождается навязчивыми действиями, его дифференцируют с обсессивно-компульсивным расстройством. Галлюцинаторные проявления позволяют сравнивать заболевание с параноидными состояниями.

Схожесть с аутистическими заболеваниями расстройству придает отстраненность от социальных контактов, стереотипность поведения.

Благодаря широкому спектру симптомов, ШРЛ сопоставляют со многими заболеваниями. Специалисты не рекомендуют использовать диагноз повсеместно, поскольку его распознавание затруднительно.

Для постановки диагноза Международная классификация болезней утвердила критерии, из которых у человека должны присутствовать минимум 4 на протяжении последних двух лет:

  • эмоциональная отрешенность;
  • вычурное поведение;
  • избегание социальных контактов;
  • магическое мышление;
  • параноидальные наклонности;
  • навязчивые мысли без попытки сопротивления на сексуальную, агрессивную тематику, дисморфофобические размышления;
  • дереализация, деперсонализация;
  • психотические эпизоды: иллюзии, галлюцинации, бред без внешнего вмешательства;
  • обстоятельное, стереотипное мышление, замысловатая речь.

Лечение

Лечение параноидной шизофрении — сложный процесс, который не останавливается даже во время ремиссий. После купирования всех симптомов диагноз остается. Не факт, что они когда-нибудь появятся, но человек навсегда остается в зоне риска.

В зависимости от стадии патологии могут быть назначены следующие виды терапии:

  • Медикаментозная — применение психотропных веществ, нейролептиков и антидепрессантов. В тяжелых случаях назначается инсулинокоматозное лечение.
  • Психотерапевтическая — регулярные сеансы у психотерапевта, причем не только больного, но и его родственников, которым придется учиться правильно взаимодействовать с шизофреником.
  • Электросудорожная. Применяется в исключительных случаях, когда пациент невосприимчив к лекарствам или имеет к ним противопоказания. Терапия основана на воздействии на человека током до появления конвульсий. Считается, что судороги позволяют запустить определенные нейрохимические процессы в мозге и включить кратковременную память.

В период ремиссий проводится поддерживающая терапия, которая включает в себя прием лекарств, отказ от алкоголя и периодические беседы с психологом. Это позволяет предотвратить приступ и повысить качество жизни пациента. Иногда удается избавить его от всех симптомов навсегда или на долгие годы.

В целом, при шизофрении важно начать лечение как можно раньше. Тогда прогноз будет относительно благоприятным

Также есть следующая закономерность — чем в более молодом возрасте появились первые признаки патологии, тем разрушительнее ее воздействие на психику и личность.

Этапы становления параноидного расстройства личности

С детства эти личности склонны к односторонним интересам, пристрастиям, упрямству, прямолинейным суждениям. Повышенная активность и переоценка собственных способностей обусловливает стремление к лидерству, самоутверждению, нередко, несмотря на сопротивление окружающих. Они чрезвычайно обидчивы и злопамятны, крайне чувствительны к несогласию с их мнением. При этом они никому не прощают даже самых малозначимых обид. К другим людям параноидные психопаты обычно относятся с пренебрежением, свысока. Типичные признаки сверхценных идей и паранойяльных реакций формируются у таких субъектов к 20-25 годам.

По мере взросления особенности их характера усиливаются. Больные становятся косными, консервативными, ригидными.

Внешний вид и поведение

Люди с шизоидным расстройством имеют характерный внешний вид. Они худощавые, астеничного телосложения, с длинными ногами, высокой талией. Их характеризует угловатость, отсутствие связных переходов, неповоротливость и неуклюжесть. Движения лишены плавности и гармоничности. У одних они вычурны и своеобразны, у других – скупы и стереотипны. Хотя встречаются и такие, которые поражают своей идеальной осанкой. При этом они настолько собраны, подтянуты, что создают эффект деревянного человечка – ходят как на шарнирах.

Походка у аутистических лиц отличается: кто-то ходит, подпрыгивая, кто-то – роботообразно, другой с трудом переставляет ноги. Перемещаются по странной траектории, спотыкаются или оступаются. Сидя, принимают вычурные позы.

В толпе людей шизоаутисты задевают или ненамеренно толкают окружающих, испытывая сложности в моментальной оценке пространства. Они совсем не озабочены тем, во что одеты. Могут носить старую потрепанную куртку десятки лет, одевают что придется. Во внешнем виде прослеживается неаккуратность, нечистоплотность, засаленные, неухоженные волосы, небритость или борода, грязная одежда. Это не вызов и не леность, а просто безразличие к формальностям и требованиям.

Конечно, не все шизоиды столь неаккуратны. Но все они отдают предпочтение элементам одежды, отгораживающих их от людей: капюшоны, плащи, объемные свитера. Любят рюкзаки, мешки, торбы. Носят одежду в черных или серых тонах.

Больные способны удивить окружающих и вычурным нарядом. Яркие элементы одежды, причудливо сидящие, не совпадающие по стилю, создают образ такого человека. В массе людей он заметно контрастирует, привлекая взгляд.

Речь больных отличается странностями логического содержания, интонации, грамматического склада. В отдельных словах они неправильно расставляют ударения. Одни говорят вычурно, сложно, витиевато, другие – однотипно и немногословно. Порой прослеживается несоответствие между смыслом сказанного, его интонацией и жестами.

Выразительная внешность и эксцентричное поведение шизоидных людей – вовсе не повод привлечь к себе внимание. Его они просто игнорируют

Скорее,  это результат их своеобразной природы и взаимодействия с миром.

Внешний вид

Поскольку специфического паранойяльного типа телосложения не существует, начнем сразу с эстетики, то есть, в нашем случае, с оформления внешности.

Параноики всем стилям предпочитают классический(они, собственно говоря, его и создают). И не только в одежде. У классического стиля есть как минимум три качества, созвучных паранойяльной тенденции. Первое: он выдержал испытание временем. Второе: его признает подавляющее большинство людей, он понятен и близок массам. И третье, главное: классический стиль в мировой культуре отражает определенную социальную позицию – безусловный приоритет общественных целей и ценностей над индивидуальными. И это становится основой паранойяльной этики.

«Единица – вздор! Единица – ноль! Голос единицы тоньше писка», – заявляет классический стиль устами Маяковского. О том же говорит и параноик, выбирая прическу, одежду, обувь строгого, без излишеств, классического стиля. В этом стиле, в отличие от спортивного, отсутствует агрессия (точнее, агрессивность индивида). Отсутствует также яркость и, стало быть, претензия на исключительность. Классический стиль заряжен социальным, а не индивидуалистическим содержанием. Он отражает уверенную, консолидированную силу общества, готовность служить его интересам.

Если в характере индивида паранойяльный радикал сочетается с истероидным, то на его одежде (и в его руках) появляются разного рода знаки принадлежности к идеологическим или профессиональным группировкам: надписи на майках, значки с изображением руководителя партии или ее девизом, флаги, цеховые эмблемы…

Шизоидное детство

Симптомы шизоидного расстройства начинают проявляться еще в детстве

Привлекает внимание ребенок, предпочитающий одиночество компании балагурных сверстников. Он отстраняется от детей

Тянется к взрослым, сидит молча в их обществе. Лишен детской непосредственности, проявляет скромность в эмоциях.

В подростковом периоде шизоидные черты обостряются. Дети замыкаются, не могут найти общего языка со сверстниками. В школе подвергаются гонениям и насмешкам.

Некоторых шизоидов одиночество вовсе не смущает. Они поглощены своими интересами, а к увлечениям других подростков относятся с некоторым пренебрежением. Для ряда детей их отстраненность становится настоящей проблемой. Они сокрушаются, что лишены друзей, что не получается выстроить отношения со сверстниками.

Вот пример истории болезни, позволяющий проследить за развитием расстройства в нескольких возрастных периодах.

Мужчина 35 лет. В детстве был замкнутым ребенком. Не имел друзей. Мать мальчика была сверхтребовательной, эксцентричной, гиперопекающей женщиной.

Среди школьных предметов достиг высоких успехов в изучении точных наук: математики и физики. Но литература давалась с трудом. Он не мог выучить стих, так как не понимал смысла прочитанного. Одноклассники всячески подшучивали над парнем, особенно над его пальто, которое было старо и узко.

Окончил педагогический институт, работал преподавателем физики. Женился в 30 лет. Сексуальные отношения расценивал исключительно как метод зачатия ребенка. В квартире жил в отдельной комнате, заваленной различной аппаратурой. Когда жена попала в больницу, ни разу не навестил ее. Аргументировал это тем, что все-равно ничем бы ей не помог. По словам жены, пренебрегал мужской работой по дому. После просьбы сделать ремонт, ушел жить к маме.

Объективно определяется витиеватость и вычурность мышления, уклонение от взаимодействия с людьми. Любой факт истолковывает по-своему, не опираясь на стандарты. В современной действительности интересуется исключительно курсом валют.

Психологические особенности параноидного типа личности

Ведущими характеристиками параноидного типа личности являются подозрительность, настороженность, отсутствие или притупленное чувство юмора.

Параноидная личность обращается со своими качествами, как с негативными, проецируя их во вне. А затем они воспринимаются, как внешняя угроза. Можно говорить о том, что все то, о чем тревожится и переживает эта личность, есть в ней самой. Например, такой человек может не осознавать, что в каких-то своих проявлениях достаточно агрессивен и, проецируя это качество на других людей, отмечает эти черты в них.

Также часто у параноидов можно наблюдать сознание собственного величия.

Параноидная личность должна очень сильно страдать, чтобы обратиться за психологической помощью, они не расположены доверять посторонним людям. И в связи с этим стремятся избегать консультаций с психологами и мало кому доверяют.

Параноидальные личности часто играют политические роли, где их проективные черты могут быть противопоставлены существующим взглядам. Они могут «залезать на броневик», кому-то что-то доказывая

Правда, важно отметить, что такие люди не всегда преувеличивают реальную опасность. Однако, могут быть и ироничными, подозрительными

Первые проявления

Начальные признаки шизофрении у подростка можно заметить еще в детском возрасте. Но они нерегулярны и выражены эпизодично, поэтому родители списывают их на какие-то индивидуальные особенности характера, усталость или капризность. К тому же подозревать у собственного ребенка психическое расстройство вряд ли кому-то в удовольствие.   

Увидеть изменения в поведении ребенка не составит труда, если он вел энергичный образ жизни: хорошо учился, активно общался с друзьями, увлекался спортом или другими занятиями по интересам. Но вдруг происходит какое-то событие, которое кардинально меняет его жизнь. Его перестает интересовать учеба, он не находит общих тем для разговора с друзьями, отказывается заниматься спортом или любимыми прежде делами.

Подросток замыкается в себе, его поведение стает непредсказуемым. Настроение может в секунды поменяться в противоположную сторону.

Причиной для посещения психиатра должны стать следующие, неоднократно проявляющиеся симптомы:

  1. Прогрессирующие нелепые идеи и странные рассуждения.
  2. Изменения логики мышления, трансформация речи.
  3. Тяга к нелепым фантазиям, абсурдному философствованию.
  4. Эмоциональное отчуждение даже от близких людей, отсутствие или несоответствие реакции на происходящие события.
  5. Нетипичное и нелепое употребление слов и выражений в разговоре.
  6. Раздражительность без явного повода, лживость, проявление беспричинной агрессии.
  7. Бездеятельность, апатия, отсутствие какой-либо инициативы и интереса к жизни.
  8. Склонность к отчуждению, категорический отказ выходить на улицу, пренебрежение личной гигиеной, неряшливость, небрежность в одежде.
  9. Необычные фобии и страхи, нарушения пищевого поведения, странные хобби или накопление ненужных вещей.
  10. Употребление алкоголя, наркотических средств, склонность к бродяжничеству.
  11. Разговоры о суициде.

Довольно характерным проявлением психического расстройства следует отметить показную неприязнь к родителям или кому-то одному из них, кто был особенно близок.

Параноидное собственное «Я»

Параноидный клиент презирает собственную униженную личность. У него отмечается высокая степень страха, что ведет к тому, что он постоянно «отслеживает окружающих», наблюдает за их реакциями, «держит руку на пульсе». Параноиды считают, что они являются целью всех вокруг, что люди думают и говорят только о них.

Также важно отметить, что у параноидов отмечается высокое чувство вины. Статистически была выявлена связь между мыслями о гомосексуальности и параноидными личностями, это подтверждалась некоторыми исследованиями

Статистически была выявлена связь между мыслями о гомосексуальности и параноидными личностями, это подтверждалась некоторыми исследованиями.

Параноиды могут бороться против существующих авторитетов. Отмщение и триумф дают временное и неглубокое ощущение безопасности и моральной ясности.

Искусственное повышение дофамина

Когда человеку не хватает красок, удовольствия и радости в жизни, он стремится сам поднять уровень дофамина для их достижения. Нередко – с помощью наркотиков.

Эти вещества не содержат стимулятор в чистом виде, так как из крови он все равно не может преодолеть энцефалический барьер. Они являются стимуляторами дофаминергической системы, способствуя его концентрации в синапсах нервных клеток. Наркотики повышают содержание дофамина в 10 раз.

Действие различных наркотических средств не одинаково:

  • амфетамины активизируют непосредственно выброс медиатора;
  • кокаин предотвращает обратный его захват, способствуя его накоплению в синапсах;
  • морфий, никотин действуют по принципу физиологических нейромедиаторов.

Употребляя наркотические препараты и активизируя выброс медиатора, развивается сбой системы удовлетворения и следующая картина. Появляется чувство сверхудовольствия, мир становится полон ярких красок. Любая цель кажется достижимой. Мозг себя не контролирует и не хочет переключаться с захватывающих ощущений на реальность.

Подобные сильные ощущения не появляются после первого приема наркотиков. Для их достижения нужен системный прием. С каждым употреблением дофамин накапливается в синаптическом пространстве, все больше усиливая переживания.

Картина напоминает развитие шизофрении, только в случае с ней повышение медиатора провоцируется мыслями, а у наркомана – при помощи психоактивных веществ.

Когда действие наркотиков заканчивается, происходит резкое падение количества медиатора в мозге. Наступает апатия и депрессия. Наркоман вынужден принять новую дозу для повышения настроения.

Когда появляются проблемы в социальной жизни, количество дофамина становится еще меньше. А потребность в «наркоте» выражается больше. Теперь это не способ получить удовольствие, а возможность забыть о проблемах.

Потребность увеличить дозу возникает в том случае, когда мозг привыкает к повышенному количеству медиатора.

Итак, дофаминовая теория основана на утверждении, что наши эмоции зависят от уровня нейромедиатора дофамина. Положительные эмоции связаны с его повышением, а отрицательные – с его понижением. Манипулируя этими процессами, мы способны вызывать у себя чувство удовольствия и другие приятные ощущения.

Но в случае чрезмерной, патологической самостимуляции у нас существует опасность заработать такое тяжелое психическое заболевание как шизофрения. А «помощь» извне в виде наркотиков вызовет психическую зависимость и деградацию личности.

Будьте осторожны в своих желаниях. И всем крепкого психического здоровья!

Автор статьи

Царенко Мария Арменовна

Психиатр, Психотерапевт, Психоэндокринолог, Диетолог.

Врачебный стаж: 9 лет

Записаться на прием

Мимика и жесты

Паранойяльность обнаруживает себя также в жестикуляции и мимике(в меньшей степени, хотя, понятно, что на лице параноика отражается его уверенность в себе, в правильности выбранного пути, его сосредоточенность деятеля).

Параноиков отличают, по крайней мере, два варианта излюбленной жестикуляции: направляющая и ритмообразующая.

Поскольку параноик всегда уверен, что только он один знает, куда нужно идти, где искать счастья, он охотно показывает это направление всем желающим. «Указующие персты», «простертые длани» (в том числе с зажатыми в них головными уборами) – жесты, типичные для параноиков.

«Указующие персты», «простертые длани» (в том числе с зажатыми в них головными уборами) – жесты, типичные для параноиков. Они уверенно тычут пальцем не только в некую «светлую даль», но и, например, в книжную страницу, в лозунг на транспаранте, в чертеж, словом, туда, где четко и ясно выражены их принципы, намерения, цели, символы веры. Дескать, глядите, читайте, усваивайте.

Речь параноика часто сопровождается постукиванием по столу кулаком, ребром ладони, негнущимся напряженным пальцем. Такое впечатление, что он задает ритм своим словам, обозначая начало и конец каждой фразы. Он словно вбивает в голову слушателям высказываемые мысли.

Оформление пространства

Оформление пространства параноиком сводится к превращению любого помещения в рабочий кабинет. Он – трудяга, влюбленный в свою работу. Поэтому все, что его окружает, носит отпечаток его основной деятельности, выбранной им цели. Вспомним, что у эпилептоида тоже есть рабочая зона, где он занимается своими поделками, хранит инструменты. Но эта зона – одна из многих функциональных зон, не более. Существуют и другие. Ревнитель формального порядка, эпилептоид не станет, к примеру, принимать пищу в спальне или выпиливать лобзиком, сидя за обеденным столом.

Параноик работает везде, где он находится. За чашкой утреннего чая он дорисовывает схему, которую не успел закончить прошлой ночью, потому что его, несмотря на выпитый им в одиночку кофейник, все-таки сморила усталость. Принимая душ и затем одеваясь, он в режиме бормотания проговаривает тезисы своего выступления на предстоящем производственном совещании, с удовольствием перебирает в уме наиболее актуальные и трудоемкие задачи

Ложась в постель, он кладет рядом с подушкой телефон, чтобы ни в коем случае не проспать какое-нибудь важное событие, чтобы ни одна значимая проблема не была – не дай Бог! – решена без его участия

Власть

Эпилептоид любит власть, любит распоряжаться, ему нравится, когда его слушают и слушаются. Но властвует он в соответствии с установленным порядком, с «табелью о рангах», не превышая своих полномочий, но и не давая другим превышать их по отношению к себе и к людям. Он не рвется к власти, как это делает паранойяльный. Но если ему ее «доверили», то он обставляет свою власть со свойственной ему основательностью: кабинет, входить с докладом, секретари, нравоучения, выговоры…

Если эпилептоид имеет определенный статус, а вы в отношениях с ним не хотите сложностей, хотите мира, слушайтесь его, и он станет вашим другом. В противном случае — недругом. Вы этого добивались?

Лечение

Лечение паранойи осуществляется посредством нейролептиков. Таких препаратов очень много. Они применяются почти при всех видах психических расстройств. Ключевым моментом терапии являются психотерапевтические сеансы. Причем они важны как для самого параноика, так и для его родственников, которым придется научиться по-новому взаимодействовать с человеком, имеющим паранойю.

Лечение шизофрении осуществляется по этим же принципам, но оно более длительное и характеризуется использованием большого набора лекарств и психотерапевтических практик. Но и это во много зависит от формы патологии.

Лечение подбирается индивидуально как при паранойе, так и при шизофрении. Причем оно не прекращается во время ремиссии. Человеку придется заниматься профилактикой всю жизнь, чтобы предотвратить новый приступ.







Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *